Загородный дом
Поиск
Поиск
Правила
Реклама
Карта сайта

ПРОДАЖА (0)

Усадьба (0)
Коттедж (0)
Дача (0)
Дом в деревне (0)
База отдыха (0)
Дом охотника/рыбака (0)
Таунхаус (0)
Бизнес (0)

АРЕНДА (0)


КОТТЕДЖНЫЕ ПОСЕЛКИ (0)

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ

Логин:
Пароль:  
Регистрация

О проекте "Загородный дом"

Информационно-аналитический портал Загородный дом - электронное СМИ в сфере загородной недвижимости. На нашем Портале Вы найдете информацию о продаже и аренде любых объектов загородной недвижимости, а также материалы о строительстве, оборудовании, обустройстве и ремонте коттеджа, загородного дома и дачи. Мы поможем Вам выбрать коттеджный поселок или даже дом в деревне.

Реклама на портале "ЗАГОРОДНЫЙ ДОМ"

Используя мощный потенциал портала, Вы сможете ускорить продажу коттеджа или дома в коттеджном поселке. Благодаря обширной целевой аудитории эффективной является реклама товаров и услуг, связанных, как со строительством, покупкой и оформлением коттеджа в собственность, так и с его обустройством и ремонтом, ландшафтным дизайном и оформлением участка, а также комфортным проживанием за городом. Наши специалисты помогут Вам создать и провести эффективную и выгодную  рекламную кампанию на портале Загородный дом.

"Дворянским гнездам" грозит полное разорение

 

Запредельная стоимость московской, а теперь и подмосковной земли в сочетании с известной формулой ?закон что дышло? порождают все более вопиющие нарушения и злоупотребления с целью завладения этой землей. Исчерпав резерв участков, использование которых не ограничено законом, прибрав к рукам часть природоохранных территорий, предприимчивые граждане обратили свои взоры к старинным русским усадьбам.

Усадьбы ? ?дворянские гнезда?, воспетые в литературе и изобразительном искусстве, ? составляют целую эпоху русской жизни, уникальный пласт культуры. Их медленное угасание началось в позапрошлом веке, в период переустройства общества на ?капиталистический лад?. После 1917 года они подверглись варварскому массовому уничтожению: большинство поместий были стерты с лица земли ? дома разрушены, сожжены, разграблены, земли переданы колхозам. Чуть больше повезло усадьбам, в которых разместились различные учреждения и организации ? санатории, клубы, пионерлагеря. Лишь единицы сохранились в первозданном виде как музейные комплексы. Теперь чудом уцелевшие усадьбы, не погибшие в огне революции, не уничтоженные за годы советской власти, рискуют быть ?растащенными на куски?.
Самое громкое из подобных дел ? передача в аренду частным компаниям части земель усадьбы Архангельское. Говорили и писали об этом немало, однако до конца прояснить ситуацию так и не удалось, да и конфликт по-прежнему не исчерпан.


Владельцы есть ? хозяина нет


Для начала попытаемся разобраться, какой статус имеют спорные земли и на каких основаниях они были переданы новым владельцам. Сама территория музея-усадьбы сравнительно невелика. На площади 62 га расположены дворец, регулярная часть парка с одним из крупнейших в мире собраний парковой мраморной скульптуры, малый дворец ?Каприз?, павильон ?Чайный домик?, храм Архангела Михаила и другие постройки. Эти земли принадлежат музею, на них никто не претендует и вряд ли сможет когда-нибудь претендовать.
Территория, имеющая статус памятника истории и культуры, значительно больше ? 667 га. Здесь размещаются военный санаторий, рощи, находящиеся в ведении лесхоза ?Красногорский?, земли сельскохозяйственного назначения, Ильинское шоссе и другие дороги. Этими участками владеют разные ведомства (Министерство обороны, лесхоз, колхоз и др.). Никакого нарушения законодательства в этом нет: земли памятника могут принадлежать кому угодно, но их владелец обязан выполнять ?охранные? условия, соблюдать особые режимы использования территории. До недавнего времени ситуация была более-менее благополучной: Министерство обороны все условия выполняло, а остальные собственники вообще никак свои участки не использовали.
Кроме того, были определены и охранные зоны памятника (зоны регулируемой застройки), вместе с которыми его площадь составляет уже около 880 га. Эти территории могут застраиваться исключительно по согласованию с органами охраны памятников. Нормы использования охранных территорий установлены не только федеральным законодательством, но и специальным постановлением правительства Московской области, которое утвердило границы Архангельского как памятника истории и культуры и пределы его охранных зон. Постановление было принято в 2001 году на основе проведенных сотрудниками музея исследований.
Охранные зоны должны быть предназначены для размещения объектов, способствующих обеспечению жизнедеятельности музея. Но сейчас там расположены различные населенные пункты ? деревня Воронки, дачное хозяйство Горки-6 и др. Таким образом, земли охранных зон Архангельского находятся в частной, коллективной, государственной собственности (всего 53 владельца). Не менее запутан и статус этих участков: среди них земли лесного фонда, транспортного, оборонного, сельскохозяйственного назначения, водоохранные территории. Поэтому музей не может объявить территорию землями историко-культурного назначения, придать ей соответствующий статус и кадастровый номер. В результате тормозится полноценное развитие Архангельского как музейного комплекса. На территории памятника ничего строить нельзя, а музею необходимы фондохранилище, реставрационные мастерские, зона приема посетителей. Эти объекты могли бы разместиться в охранной зоне, музей длительное время разрабатывал подобные проекты, пытался их согласовать в различных инстанциях, но безрезультатно.
И вдруг появляется известие о том, что большая часть территории Горятинской и Аполлоновой рощ (46 га) переданы в аренду неким частным компаниям. Причем эти участки относятся даже не к охранным зонам (добиться права на использование которых безуспешно пытался музей), а входят в состав территории памятника, составляют единый архитектурный и природный комплекс усадьбы.
Юридически владельцем этих земель является государство в лице спецлесхоза ?Красногорский?. Музей неоднократно запрашивал их в свое пользование на правах аренды для ведения научно-исследовательской и лесоохранной деятельности без права застройки. При этом необходимо заметить, что планы использования этих земель были непосредственно связаны с концепцией развития музея, восстановлением первоначального облика и функций Архангельского.
Двести лет назад граф Николай Борисович Юсупов создавал свое поместье как место для развлечений, для приема гостей. Библиотеки, театр, картинная галерея, музей, парк, рощи с беседками и аллеями, оранжереи, конюшни ? вот что входило в усадебный комплекс. Даже знаменитый Юсуповский фарфоровый завод был основан главным образом для того, чтобы гости могли получить в подарок уникальные сувениры. Выражаясь современным языком, усадьба изначально представляла собой настоящий музейно-туристический комплекс. Поэтому вполне объяснимо стремление нынешнего руководства Архангельского воссоздать то, что было при Николае Юсупове, но на новом уровне, используя возможности, которые дает сегодняшний день.
Одним из этапов возрождения усадьбы должно было стать приведение в порядок исторических рощ Архангельского ? расчистка их от сухих деревьев, самосева, сорняков и восстановление дорожек, аллей, следы которых еще сохранились. Если провести полноценные исследования, то все можно воссоздать в первоначальном виде.
Именно на территории рощ, вне границ музея, находится знаменитый театр Гонзаго ? единственное сохранившееся в России здание усадебного театра XIX века. Но поскольку земля, на которой расположен театр, принадлежит лесхозу, музей не имеет права вести там какую-либо деятельность. Только после того, как с лесхозом был заключен договор о совместном использовании участка, где находится театр, появилась возможность вести в его здании реставрационные работы, но земли вокруг театра остаются неприкосновенными, т. е. фактически заброшенными.
На все запросы об аренде Аполлоновой и Горятинской рощ музей неизменно получал ответ, что это земли лесного фонда, леса первой категории, которые никому не могут быть переданы в пользование, и всякая деятельность на их территории запрещена. Таковы были положения законодательства, действовавшего до 2003 года, и сотрудникам музея ничего не оставалось, как наблюдать за тем, как исторические рощи захламляются, будучи бесхозными.

Законов много, земля одна


Ситуация изменилась в конце прошлого года, после принятия поправок в Лесной кодекс РФ. ?Когда мы узнали, что готовится проведение открытого конкурса на право аренды участков в исторических рощах, мы поддержали эту идею, ? рассказывает директор музея-усадьбы Архангельское Владимир Длугач. ? И очень надеялись, что эти земли наконец-то передадут нам. Но участки, составляющие большую часть территории Аполлоновой и Горятинской рощ, сдали в аренду частным компаниям, которые, возможно, и понятия не имели, что это земли памятника. Абсурдность ситуации заключается в том, что конкурс был проведен в полном соответствии с Лесным кодексом. Но эти участки попадают под действие нескольких разных законодательств: об охране памятников, лесного и даже водного, поскольку здесь находится водоохранная зона. Таким образом, если по лесному законодательству проведение конкурса и передача земель в аренду правомерны, то по закону об охране памятников этого нельзя было делать! В соответствии с Федеральным законом ?Об объектах культурного наследия? на этой территории запрещается проектирование и проведение землеустроительных, хозяйственных и иных работ, за исключением работ по сохранению данного памятника?.
Конечно, подобную законодательную неразбериху нельзя считать нормой, но можно было найти цивилизованный выход. Вполне логично, что судьбу ?спорных? земель должна решать межведомственная комиссия, которая должна учесть требования всех действующих законодательств. Но в проведении конкурса на аренду земель Архангельского приняло участие только природоохранное ведомство, которое, естественно, руководствовалось только ?своими? законами.
В результате участки леса вокруг театра Гонзаго получили ООО ?Эрликон груп?, ООО ?Облстройуниверсал? и ООО ?Парк ?Архангельское?. Сразу стоит отметить, что эти фирмы никому не известны: получить о них информацию и пообщаться с их руководством не удалось ни сотрудникам музея, ни журналистам. ?На связь? выходил только некий представитель всех трех компаний. Согласитесь, подобная ситуация вызывает подозрение. По мнению В. Длугача, если даже арендаторы воплотят в жизнь только предусмотренные по условиям конкурса проекты, это нанесет немалый вред усадьбе: будет испорчен вид, ландшафт, закрыт свободный доступ на территорию памятника для всех желающих, что по закону недопустимо. Нельзя и разбить здесь парк, установить аттракционы, открыть рестораны и т. п., а именно таковы планы новых хозяев участка.
За то время, что земли находятся в их пользовании, была начата санитарная очистка леса (на сегодняшний день ?обработана? примерно четвертая часть территории). По свидетельству лесников, под видом санитарной очистки проводилась вырубка деревьев, был уничтожен подлесок, сделана дорога. Все работы проводились без согласований, без утвержденного проекта и, конечно, без учета того, что это земли памятника. То есть если участки арендаторы получили на законном основании (хотя принимался во внимание только Лесной кодекс), то использовать территорию начали, невзирая на все ограничения.

За державу обидно!


Привлечь внимание к проблеме удалось, в частности, благодаря созданному два года назад попечительскому совету музея, в который вошли многочисленные знаменитости, имеющие вес и связи в самых разных кругах. Именно совет выступил в СМИ, направил письма о создавшейся в Архангельском ситуации в разные инстанции, в том числе президенту страны. Правда, письмо за подписью кинорежиссера Эльдара Рязанова, президента Российского союза промышленников и предпринимателей Аркадия Вольского и президента Российской академии архитектуры и строительных наук Александра Кудрявцева из администрации главы государства переправили в Министерство культуры, а затем руководству музея Архангельское ? для подготовки ответа.
Тем не менее дело все же сдвинулось с мертвой точки, правда, довольно странным способом. Во время недавних перестановок в правительстве РФ сменился и министр природных ресурсов ? на место ушедшего в отставку Виталия Артюхова пришел Юрий Трутнев, который оказался близок к кругу людей, входящих в состав попечительского совета. Так что проверка законности передачи земель Архангельского началась во многом благодаря личным связям. Как говорится, нет худа без добра...
На сегодняшний день действие результатов конкурса по аренде земель музея приостановлено, все работы на территории свернуты. Идет следствие, которое должно установить, законно ли были переданы участки. Ведет его... природоохранная прокуратура. Казалось бы, если основные нарушения в данном случае касаются законодательства об охране памятников, то и разбираться должно соответствующее ведомство. Но как выяснилось, у нас такого просто нет.
Еще недавно практически всем владело государство, никто не посягал на общественную собственность, поэтому не было необходимости в службе, которая осуществляла бы жесткий контроль за использованием памятников. Сейчас ситуация изменилась, но государство лишь декларирует свои права собственника, никак не реализуя их на практике. Управление по охране памятников занимается главным образом зданиями и сооружениями, а вот организация, которая ведала бы землями памятников, фактически отсутствует. Законодательство по охране памятников у нас есть (причем, по мнению многих специалистов, вполне отвечающее западным стандартам), но оно не соблюдается, поскольку нет подзаконных актов, нет соответствующих статей в Уголовном кодексе и нет службы, наделенной всеми необходимыми полномочиями. Кому-то очень невыгодно, чтобы законы об охране памятников работали в полную силу. Ведь иначе урвать лакомый кусок музейной земли станет намного сложнее.

Ситуация SOS


Пока процесс ?растаскивания? усадебных земель идет полным ходом, ситуация с Архангельским ? типичный и далеко не самый вопиющий пример. Не только продаются, но и активно застраиваются коттеджами земли усадьбы Тютчевых Мураново; не удается оформить охранные зоны усадьбы Лермонтовых Середниково (на землях вокруг нее тоже возводятся особняки); практически полностью разрушена усадьба Голицыных Никольское-Урюпино, значительная ее часть застроена коттеджами, ценность архитектурно-ландшафтного ансамбля полностью утрачена. Это все известные подмосковные усадьбы. Что происходит с менее знаменитыми провинциальными памятниками, догадаться не сложно.
Еще более печальна судьба поместий, в которых размещались пионерлагеря, турбазы, правления колхозов и т. п. Все они были приватизированы еще в начале 1990-х годов. Их архитектурная и историческая ценность не учитывалась, никто не задумывался о том, чтобы придать им статус памятников. Яркий пример тому ? усадьба Милюковых Поддубье, расположенная в Тверской области. В советские годы на ее территории располагался пионерский лагерь, однако большинство построек хорошо сохранились, в частности главный дом, датированный XVIII веком. Сейчас здания и земли (7,4 га) усадьбы, находящиеся в собственности юридического лица, продаются. Причем в качестве рекламы продавцы используют богатую историю поместья, которая связана с именами известных русских художников: А. Венецианова, его ученика, талантливого крепостного живописца Г. Сороки, ?певца дворянских гнезд? В. Жуковского. Неизвестно только, захотят ли новые владельцы хранить историю или предпочтут построить на месте 200-летних зданий коттеджи.
Остается только наблюдать, как памятники русской усадебной культуры безвозвратно уходят в небытие. Когда у зданий, земель нет настоящего, добросовестного хозяина, они обречены. Государство не в состоянии само содержать все старые поместья, а их теперешние владельцы заботятся лишь об извлечении максимальной прибыли из объекта.
Русская усадьба изначально создавалась как собственность, переходящая по наследству из поколения в поколение, здесь складывались традиции семьи и рода, воспитывалась культура. Но связь времен, преемственность поколений в нашей стране была прервана на целых 70 лет, усадьбы давно перестали быть ?родовыми гнездами? ? неудивительно, что их судьба мало кого заботит. Для того чтобы сохранить старые поместья, нужен хозяин, которому просто не придет в голову построить коттеджи, непоправимо уродующие облик усадебного ландшафта. Но такого хозяина у нас нет, его только предстоит воспитать. Беда в том, что к тому моменту, когда появится новое поколение, сохранять скорее всего будет уже нечего...

Максим КАРАПЕТОВ
PR-директор компании Vesco Realty:
? Спрос на покупку исторических подмосковных усадеб, безусловно, есть, он как минимум в два раза превышает предложение. Но легально купить дворянское поместье сегодня нельзя, его можно только взять в долгосрочную аренду.
Следует отметить, что сейчас в Госдуме РФ идет обсуждение вопроса о возможности приватизации памятников истории и культуры. Правда, скорее всего приватизацию всех усадеб не разрешат, в частные руки будут передавать только те, которые не признаны национальным достоянием.
Пока новые законы не приняты, все вопросы регулируются Законом ?О приватизации? и наложенным президентом вето на приватизацию объектов культурно-исторического наследия.

Андрей УФИМЦЕВ
Заместитель генерального директора компании ?Новое качество?:
? По нашим оценкам, в Подмосковье сейчас порядка 100 бывших дворянских усадеб. Большая их часть относится к памятникам истории и архитектуры, соответственно, находится в ведении федеральных властей. Однако многие из них никак и никем не используются. У государства, возможно, не хватает средств на поддержание их в хорошем состоянии, а передача в частные руки у нас пока не практикуется.
Оформление в собственность или в аренду усадеб, являющихся ?объектами культурного наследия?, происходит в соответствии со ст. 50 Федерального закона ?Об объектах культурного наследия (памятниках истории культуры) народов Российской Федерации? и ст. 29 Закона ?О приватизации государственного и муниципального имущества?. Из этих документов следует, что объекты, входящие в категорию особо ценных, отчуждению из государственной собственности не подлежат, а ?жилые помещения, являющиеся объектом культурного наследия либо частью объекта культурного наследия, могут быть отчуждены в порядке, установленном жилищным законодательством РФ?. Приватизироваться объекты культурного наследия могут только ?при условии их обременения обязательствами по содержанию, сохранению и использованию (охранное обязательство)?.
Таким образом, получается, что законодательная база для передачи усадеб в частные руки существует, но механизм такой передачи не отработан. Тем не менее подмосковные усадьбы ? очень выгодные объекты для инвестирования. Если их можно было бы выкупать в собственность (даже с охранным договором, ограничивающим их использование и накладывающим на владельца определенные обязательства), подобные объекты пользовались бы большим спросом и имели очень высокую стоимость. Но пока я не слышал о передаче подмосковных усадеб в частные руки.

 www.m-2.ru  Елена Мамонова

Главная
Карта сайта
Написать письмо
© 2004 ЗАГОРОДНЫЙ ДОМ (Свид. Эл №77-8864) Все права сохранены

Яндекс цитирования     Rambler's Top100